Олег Султанов


Девичья Башня, г. Баку
г. Усинск г. Москва
20.11.2017 г.
Главная arrow Публикации arrow Жизнь общества arrow Чей Север? Наш Север!
Главное меню
Главная
Биография
Публикации
Контакты
Оставить отзыв
Старая версия сайта
Карта сайта
Южный Кавказ
Статьи
Новости региона
JoomlaWatch Stats 1.2.7 by Matej Koval

Countries

39.1%RUSSIAN FEDERATION RUSSIAN FEDERATION
32.3%UNITED STATES UNITED STATES
5.8%CANADA CANADA
4.8%AZERBAIJAN AZERBAIJAN
4.4%AUSTRALIA AUSTRALIA
2.2%FRANCE FRANCE
1.8%KUWAIT KUWAIT

Visitors

Today: 4


Чей Север? Наш Север! Печать E-mail
Рейтинг: / 4
ХудшаяЛучшая 
Автор Валерий ЮДИН, Олег СУЛТАНОВ.   
23.11.2009 г.

Чей Север?  Наш Север!Пару недель назад авторы публикации провели на одной из московских улиц «социологическое исследование»; в течение получаса останавливали мальчишек и девчонок, спрашивали у них, кто такие ульчи, ороки, кереки. В лучшем случае, подростки «вспоминали» лишь североамериканских индейцев, чьи воинственные приключения увлекательно описывал Фенимор Купер.

Да и вы, уважаемые читатели газеты, думаем, мало что слышали об этих людях или, например, о негидальцах, чуванцах, юкагирах. А они ведь, так же как и все мы, являются обладателями паспортов Российской Федерации.  И проживают эти малочисленные народы на Севере, в Сибири, Дальнем Востоке.  В РФ тех же кереков, к примеру, всего... около ста человек, энцев - нет и двухсот. Зато ненцев - несколько десятков тысяч. 

Народы российского Севера заселяют территорию, занимающую более 10 млн. кв. километров (64% общей площади России).   Фактически после развала СССР наша страна стала, в основном, северной, но можно смело констатировать, что знания большей части россиян об этих далеких от центра регионах ограничиваются лишь сведениями природно-климатического характера:  «Там холодно...».

А если у жителя Сочи или, например, Волгограда поинтересоваться социально-экономическими и этническими особенностями северных территорий, то коренные южане, скорее всего, продемонстрируют свою осведомленность в том, что некоторый период холодной Чукоткой правил олигарх Роман Абрамович. Практически каждый взрослый гражданин России знает немало о лауреатах Нобелевской премии, но спроси его о международной премии имени Витуса Беринга, и в ответ - лишь удивленный взгляд.  Россияне уверенно с любой трибуны и в любой компании рассуждают о тонкостях многочисленных деклараций ООН по урегулированию арабо-израильских отношений, но проявляют полную неосведомленность о международных документах, касающихся прав коренных народов российского Севера.

Авторам сегодняшнего текста, отдавшим немало лет развитию находящегося у самого Полярного круга коми города Усинска, было крайне обидно, когда в апреле нынешнего года российские СМИ уделили лишь эпизодическое внимание проведению в Москве шестого съезда малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. А ведь на этом представительном собрании делегаты съезда вдумчиво рассмотрели практику реализации в регионах РФ блока законов, которые должны обеспечивать и гарантии, и конституционные права всех малочисленных народов Севера.

 Увы, практика эта, оптимизма не вызывает, ибо за истекшие два десятилетия из нашего законодательства буквально исчезли некоторые юридические нормы, которые ранее гарантировали северянам заслуженные ими права. Взять хотя бы федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации». Из него чья-то, не побоимся этого словосочетания, шкодливая рука вычеркнула нормы о совместном регулировании правового режима владения, пользования и распоряжения землями традиционного природопользования.  Та же рука существенно «подкорректировала» закон «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока», из которого «испарились» нормы о налоговых льготах. А сколько возмущения у северян вызвало изъятие из Земельного, Лесного и Водного кодексов положений о бесплатном использовании земли представителями коренных народов?!   

Не только нами отмечено, что в некоторых действующих законах отсутствует четкий механизм реальной защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных северных народов.  Как тут не согласиться с коллегами С. Намсараевой и А. Тармахановым,  которые в одной из своих публикаций констатируют фактическую отмену «обязательств публичной власти по отношению к коренным народам»?

Думаю, читатели согласятся и с нашими выводами о том, что северные  народы, проживающие на территориях, где добываются почти 100% российского газа, 75% нашей нефти, откуда вывозится почти 40% российской древесины, достойны более завидной участи.  Нельзя забывать и о том, что без Севера национальный доход РФ уменьшился бы на 20%. 

Понятно и то, что в принципе необходимое для страны промышленное освоение Севера, к сожалению, всегда сопровождалось в нашем государстве (и при Советской власти, и ныне) неумышленным разрушением среды обитания народов. В северных реках и водах Ледовитого океана концентрация вредных веществ значительно превышает допустимые нормы.  Мы до сих пор не можем забыть печальные события 1994 года, когда в Усинском районе Республики Коми в результате техногенной аварии, происшедшей в одном из подразделений объединения «Коминефть», на рельеф были вылиты десятки тысяч тонн нефти. Из-за таких катастроф, других видов производственных ЧП происходят масштабные загрязнения почвы, выводятся на Севере из оборота миллионы гектаров оленьих пастбищ.   Потому вопрос выживания малочисленных северных народов ныне далеко не праздный, и, на наш взгляд, это, слава богу, начали понимать и в Кремле. Во всяком случае, участники упомянутого нами выше шестого съезда с удовлетворением заслушали приветственную телеграмму президента РФ Д. Медведева, подчеркнувшего, что «...Уникальные обычаи, хозяйственный уклад и духовные ценности коренных малочисленных народов - это неотъемлемая часть многонациональной российской культуры. Бережное отношение к ним является одним из условий гармоничного развития нашей страны, дальнейшего освоения ее обширных территорий и природных богатств».

В то же время позволим себе не согласиться с утверждением Дмитрия Анатольевича о том, что сегодня государство «делает все необходимое для сохранения традиционного образа жизни малочисленных народов, для решения стоящих в этой сфере социально-экономических задач».       

Поясним. Экстремальные климатические и географические условия, отсутствие должной транспортной обеспеченности и связанные с этими факторами повышенные издержки производства, недостаточно, по нашему мнению, учитываются в экономической политике России. А это и приводит к тому, что уровень жизни на Севере невысок. Не будем забивать головы читателей нудной промышленной и экономической статистикой, показатели которой в северных регионах, кстати, очень даже неплохие. Суть ведь не в цифрах. Дело в том, что за бравурным урчанием сырья в нефтяных и газовых трубах, за высокими показателями средних зарплат и объема поступлений сборов и налогов все мы как-то подзабыли, что главным объектом воздействия промышленного освоения Севера на его природную систему был и остается его Величество коренной северянин.  Согласитесь, уважаемые читатели, экономический подход - дело, конечно, наиважнейшее, но могут ли радовать радужные статистические показатели, если налицо экологические, социальные проблемы, нерешенность которых препятствует устойчивому развитию северного российского сообщества?   Наше же правительство пока об этом задумывается недостаточно, видимо, полагая, что материальная составляющая превалирует у северных народов над их тягой  к сохранению своих этноэкологических традиций и обычаев. В отличие от нас, урбанизированных персон, коренные народы российского Севера особо не стремятся к пересмотру своих стародавних моральных ценностей и своего специфического режима хозяйственной деятельности.  Эти позиции учитывали члены Комитета Совета Федерации РФ по делам Севера и малочисленных народов при разработке более пяти десятков проектов федеральных законов, регулирующих правовой режим и использование континентального шельфа, другие важные вопросы жизни северных народов. Но, увы, отсутствие целостности в политике государства по решению проблем Севера привело к тому, что большинство этих законопроектов не было поддержано правительством России и нижней палатой парламента...

По мнению  нынешнего председателя комитета Совета Федерации РФ по делам Севера и малочисленных народов Г. Олейника, минувшие полтора десятилетия явились для северных земель России очень сложным, непростым периодом, во временных рамках которого перекрещивались различные позиции. Доходило до того, что на самых высоких уровнях государственной вертикали бытовало мнение о том, что России нет необходимости развивать северные территории, этот процесс, мол, бесперспективен, и следует ликвидировать в районах Севера города и поселки. А для добычи полезных ископаемых, различных видов сырья целесообразно использовать лишь вахтовый метод работы. Сенатор Г. Олейник с болью отмечал, что «...Фактически из Севера хотели сделать сырьевой придаток остальной части России, забывая при этом и о том, что в северных районах живет и трудится более 10 млн. человек, в том числе и уникальный этнос - коренные малочисленные народы». 

Дополним парламентария: 10 млн. российских граждан проживают в районах Крайнего Севера и приравненных к нему местностях, а всего в северных субъектах РФ проживает почти 18% населения нашей страны, или - 25,2 млн. человек.  Аналитики одной из структур Федерального Собрания отмечают, что в прошлом году в северных регионах более быстрыми темпами, чем в целом по РФ росло промышленное производство, привлечено более 28% всех инвестиций в основной капитал по стране и 17,7% поступлений иностранных инвестиций. Более 23% сальдированной прибыли предприятий и организаций России приходится на северные регионы. В 2008 году из северных субъектов РФ поступило 33,2% всех собранных в России налогов и сборов в бюджетную систему страны и 46,7% - в федеральный бюджет.   В то же время налицо и тревожный факт: в прошлом году финансовое положение организаций и предприятий северных районов продолжало оставаться проблемным; к концу года, к тому же, ситуацию осложнил кризис, давший рост доле убыточных предприятий. Естественно растет и безработица. В этой связи вызывает большое сомнение целесообразность использования в трудовых процессах иностранцев. Например, трудно понять логику, на которую опиралось руководство Минздравсоцразвития, издав год назад приказ № 777н «О распределении по субъектам Российской Федерации утвержденной Правительством РФ на 2009 год квоты на выдачу иностранным гражданам разрешений на работу». Почти полмиллиона не жителей России, которым было разрешено трудиться в северных областях нашей страны, значительно усложнили положение россиян, лишенных работы.  Думается, такие действия ряда структур федеральной власти вряд ли усиливают роль государства в регулировании экономики и социальной сферы Севера. Еще раз подчеркнем, что для полномасштабного развития малочисленных северных народов существенную роль играет сохранение традиционных видов экономики. Нельзя забывать, что немаловажной отраслью хозяйства ненцев, чукчей, коряков, саамов, других северных народов издревле являлся зверобойный промысел, а пушнина всегда приносила России солидные валютные средства. Сейчас на этот промысел введены существенные ограничения. А оленеводство?! Какой смельчак ныне сможет утверждать, что поголовье дающих мех, мясо, теплую одежду оленей увеличивается?  

Безусловно, экспорт углеводородов, извлекаемых из нефтегазоместорождений в российской тундре, приносит стране огромную прибыль. Ее колоссальный объем несопоставим с размером  материальной выгоды от развития оленеводства, пушного промысла.  Но ведь интенсивное промышленное освоение территорий, как правило, влечет за собой (об этом практически никогда не упоминается...) и насильственное вытеснение малочисленных народов с земель их исконного обитания. К примеру, народность орочи за истекшие полвека «переселяли» пять раз! Так стоит ли удивляться тому, что орочи осталось всего несколько сот человек? А сколько нанайцев, эвенков, ульчей, юкагиров проживают ныне далеко за пределами родных им территорий?

...Не хотим, чтобы у читателей создавалось мнение, что по рассматриваемым проблемам все беспросветно и безнадежно. Конечно же, это не так. Нынешнее руководство России понимает насколько важны для страны сохранение и развитие традиционного уклада коренных малочисленных народов Севера. Суровые природно-климатические условия, уязвимость традиционного образа жизни и малочисленность каждого из северных народов обусловили необходимость выработки и принятия государственной политики, направленной на сохранение самобытной культуры и  среды обитания этих народов.

4 февраля 2009 года правительство РФ утвердило «Концепцию устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (далее - Концепция).   Она направлена, прежде всего, на установление правового режима охраны территорий традиционного природопользования с обеспечением доступа малочисленных народов Севера к управлению этими территориями, обеспечение приоритетного доступа малочисленных народов к рыбопромысловым участкам, охотничьим угодьям и биологическим ресурсам.

Реализацию Концепции предполагается осуществить в 2009-2025 годах в три этапа. На первом этапе (2009-2011 годы) будет принят комплекс первоочередных мер, направленных на совершенствование нормативной правовой базы в области защиты прав малочисленных народов Севера, обеспечение приоритетного доступа малочисленных народов к рыбопромысловым участкам и охотничьим угодьям, водным биологическим ресурсам и охотничьим животным, безвозмездного срочного пользования земельными участками для традиционного природопользования. В рамках государственной поддержки планируется создать новые кочевые     школы,     фактории,     объекты     социальной     и     инженерной инфраструктуры, развивать инновационные формы дистанционного образования, мобильные формы оказания медицинской помощи и телемедицины. 

Планируется внести изменения в Федеральный закон "О территориях традиционного природопользования коренных и малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" для организации в местах традиционного проживания хозяйственной деятельности малочисленных народов,  модельных территорий традиционного природопользования федерального значения.

На втором этапе (2012-2015 годы) будет продолжен курс на осуществление мероприятий по созданию условий для устойчивого развития малочисленных народов Севера. Ожидается, что на втором этапе произойдут существенные изменения уровня качества жизни малочисленных народов, их занятости в традиционных видах хозяйственной деятельности. Снизится зависимость мест традиционного проживания и традиционной деятельности от завоза топлива и нефтепродуктов в связи с использованием местных (в том числе альтернативных) источников теплоэнергосбережения, будет обеспечен доступ малочисленных народов Севера к медицинским услугам, сети Интернет и мобильной связи.

Кроме того, в результате реализаций мероприятий второго этапа предполагается достижение положительных демографических тенденций среди большинства малочисленных народов Севера, включая увеличение показателя ожидаемой продолжительности жизни в 1,3 раза по сравнению с 2007 годом, снижение смертности детей первого года жизни в 1,5 раза по сравнению с 2007 годом.

На третьем этапе (2016-2025 годы) будут сформированы условия для устойчивого развития малочисленных народов Севера, в том числе включающие эффективные механизмы сохранения исконной среды обитания и традиционного образа жизни, завершения модернизации традиционной хозяйственной деятельности и всей социальной сферы. Предполагается к 2025 году достигнуть среднероссийских показателей жизни малочисленных народов Севера.

Реализация Концепции позволит повысить роль не только коренных малочисленных народов в экологических и социальных процессах в местах традиционного проживания, но и способствовать оживлению экономических, торговых и финансовых связей.  

Безусловно, концепция - это всего лишь декларация о намерениях, и, думаем, не только северянам хотелось бы услышать, как правительству удалось воплотить в реальность хотя бы одно из предыдущих своих постановлений, направленных на улучшение их жизни.  Помимо всего прочего, было бы просто замечательно, если российские северяне, которые на протяжении десятков лет остро переживают состояние своего несовершенного миропорядка, наконец-то воочию увидели сокращение разрыва между словами и делами руководителей РФ по преодолению отсталости ее северных земель.      

Здесь следует подчеркнуть, что пока федеральное правительство занято разработкой деклараций о возможности завтрашней райской жизни на северах, некоторые субъекты Федерации уже давно предпринимают конкретные шаги для обеспечения сегодняшней стабильности социально-экономического развития нашей своеобразной северной цивилизации.  Например, общественности Архангельской области хорошо известны усилия правительства Москвы по оказанию помощи северодвинцам в деле строительства субмарины «Юрий Долгорукий», которая, по словам Юрия Лужкова, «...Станет мощным дополнением к нашим стратегическим вооруженным силам». А сколько благодарственных эмоций было адресовано мэру российской столицы, организовавшему в Северодвинске финансирование детского питания в школьных столовых?!  По улицам этого северного города курсируют несколько автобусов, подаренных Москвой Северодвинску. С помощью белокаменной в городе североморцев решаются многие вопросы здравоохранения. Не забыли северяне и о том, как столица несколько лет оказывала материальную помощь администрации города по социальному обеспечению семей кораблестроителей. Финансовые ресурсы и столичный опыт Москвы заметно оживили и жилищную отрасль ряда северных регионов. Широко известно и деловое взаимодействие Северного административного округа Москвы с Северодвинском в сферах экономики, образования, спорта, культуры. Так, жители города пользуются первоочередным правом получения помощи во многих медучреждениях столицы. А в Москве, в свою очередь, уже разработан проект возведения в Северодвинске жилья для военных моряков Северного флота России.  Гостеприимно распахивают свои двери ведущие клиники Москвы и для жителей Мурманской области, которым в счет федеральных квот оказывается высокотехнологическая медицинская помощь.

...Конечно, нам очень бы хотелось в своем материале остановиться более подробно на рассмотрении того, почему и сегодня, в начале ХХI века существует диспропорция между развитием центральных и северных регионов России. Но этот вопрос выходит за рамки сегодняшней темы, которую, мы надеемся, продолжат северные читатели «Московской правды».  Мы лишь подчеркнем, что сегодня решение правительством и обществом РФ глобальных проблем развития страны уже не мыслится в отрыве от практического анализа социально-экономических вопросов, волнующих северян.

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

« Пред.   След. »


EnglishFrenchGermanItalianRussianSpanish
Последние комментарии
© Олег Султанов, 2005-2017
Перепечатка материалов только с согласия автора
Rambler's Top100 Дизайн и верстка -
AuroraScorpio © 2007