Олег Султанов


Девичья Башня, г. Баку
г. Усинск г. Москва
19.11.2017 г.
Главная arrow Публикации arrow Жизнь общества arrow ВОПРОСЫ К ПРЕЗИДЕНТУ. НАСТОЯЩЕМУ И БУДУЩЕМУ
Главное меню
Главная
Биография
Публикации
Контакты
Оставить отзыв
Старая версия сайта
Карта сайта
Южный Кавказ
Статьи
Новости региона
JoomlaWatch Stats 1.2.7 by Matej Koval

Countries

39%RUSSIAN FEDERATION RUSSIAN FEDERATION
32.2%UNITED STATES UNITED STATES
5.8%CANADA CANADA
4.8%AZERBAIJAN AZERBAIJAN
4.4%AUSTRALIA AUSTRALIA
2.2%FRANCE FRANCE
2%KUWAIT KUWAIT

Visitors

Today: 1


ВОПРОСЫ К ПРЕЗИДЕНТУ. НАСТОЯЩЕМУ И БУДУЩЕМУ Печать E-mail
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
Автор Леонид БЫКОВСКИЙ, Олег СУЛТАНОВ   
14.11.2006 г.
Оглавление
ВОПРОСЫ К ПРЕЗИДЕНТУ. НАСТОЯЩЕМУ И БУДУЩЕМУ
Страница 2

Почему вопросы именно к президенту? С одной стороны, есть чрезвычайно важные для общества проблемы, требующие немедленного решения. С другой - есть чиновники, созидательный потенциал коих в интересах всего общества, как показали последние события, весьма скромен. И только, когда президент решительно вмешивается, стукнув кулаком по столу и прикрикнув, только тогда и начинаются какие-то подвижки, которые даже в этих чрезвычайных условиях далеко не всегда заканчиваются позитивом, чего не скрывает и сам президент. Плохо, конечно, но лучше так, чем никак.

У российского здравоохранения проблем много, но есть среди них одна, в решении которой нравственная ответственность общества вне всяких приоритетов - проблема снижения детской смертности. По этому показателю Россия занимает едва ли не последнее место среди развитых стран. И самое главное, по мнению специалистов, отсутствие положительной динамики в решении этой проблемы, хотя мнение руководителя Минздравсоцразвития совершенно противоположное. Почему же возникают такие разногласия. Да потому что цели разные. У специалистов, врачей принимавших клятву Гиппократа, которые в своей нелёгкой работе борются за жизни, в том числе и детские, в условиях дефицита средств, лекарств, современного оборудования и понимающих, что не будь этого, спасённых жизней было бы гораздо больше - прямая и чёткая позиция: замалчивать проблему преступно, принимать меры надо безотлагательно. У руководителей здравоохранения, да и не только его, задача прямо противоположная - показать положительную динамику, эффектно продемонстрировать результаты своей деятельности путём принятия популистских решений. Спрашивается, зачем? Удержаться у власти, хотя бы ещё чуть-чуть, любой ценой. События последних лет открыли проходимцам невероятные, фантастические условия для личного обогащения. Каждый день, проведенный во власти, приносит многим сказочные дивиденды. Кто-то выстраивает семейный бизнес у бюджетных источников, щедро наполняемых от торговли национальным богатством, причём не только где-нибудь внизу, но и на самом верхнем уровне, кто-то рулит квотами, кто-то направляет тендеры в нужное русло, умело обходя дырявые и неэффективные, ими же разработанные правила игры, другие не гнушаются зарабатывать на торговле должностями...

Так называемые «откаты» сегодня на порядок превышают знаменитые 2% известного бывшего высшего правительственного чиновника...Вот почему на ключевые посты: агентства, департаменты, комитеты и т.д. попадают только «свои», полезные кадры. Любая проверка соответствия их личного благосостояния (их ближайших родственников и окружения) и официального заработка - легко бы это подтвердила, а с высоты птичьего полёта над «Рублёвкой» оно видно и невооружённым глазом. Это там, у них - министры в случае ошибок, обнаружения последствий неправильных решений или самых безобидных для наших чиновников корыстных шалостей уходят в отставку, а иногда даже стреляются. У нас они получают награды. Профессионалы выдавливаются и уходят, они неудобны, мешают...На их место приходят хваткие менеджеры. В результате анализировать проблемы и искать эффективные решения некому. Поэтому и принимаются непродуманные, поспешные решения. Иногда они, как, например, со случаями внедрения родовых сертификатов и правильные, но составляют только незначительную часть того, что необходимо было бы делать в комплексе. Однако, позволяют заявлять о прорыве в преодолении проблемы. А далее, что остаётся делать? Закрывать глаза на факты, подтасовывать результаты, ну, то есть обычный путь людей без совести и чести. Цена расхождения в позициях между специалистами и чиновниками - тысячи, десятки тысяч жизней и что уж совсем нетерпимо - детских

Для того же, чтобы принимать решения - предлагаем взглянуть на проблему комплексно.

Во время своей поездки в Чувашию министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов заявил о необходимости снижения детской смертности. В частности он сказал, что снижение смертности от управляемых причин, от заболеваний системы кровообращения, а также перинатальной, младенческой и детской смертности станут приоритетными на ближайшие годы при реализации следующего национального проекта. По его словам, сейчас в России ежегодно погибают до 16 тысяч детей, однако в ближайшие годы, возможно снизить их число до полутора тысяч. Министр также сказал, что это зависит не столько от наличия оборудования или кадров, сколько от того, как организуется медицинская помощь, и как в медицинском менеджменте используются современные информационные технологии.

Министр напомнил также, что вопросы демографического развития и снижения смертности, в том числе младенческой и детской, серьёзно обсуждались на заседании Совета безопасности России. По словам министра, за последние 14 лет, когда здравоохранению не везде уделялось то внимание, которое необходимо, накопилось очень много проблем, которые не удастся решить за один год. По оценкам Минздравсоцразвития РФ, для этого нужно 5-6 лет. Но по некоторым направлениям результаты можно получить буквально в ближайшие годы, сказал министр.

Это мнение министра. По форме кажется всё правильно. Поставлена задача на ближайшие годы. Дано, как это принято, указание о разработке соответствующих масштабных программ...Но вот мнение директора московского Института неотложной детской хирургии и травматологии, председателя комиссии Общественной палаты по медицине доктора Леонида Рошаля несколько иное: -«...Представленный проект федеральной целевой программы «Дети России» кардинально ситуацию изменить не может».

По его словам, на проект планировалось 37 миллиардов рублей, после «корректировок» Минфина они превратились в 19 и из них большая часть пойдёт на капитальное строительство. Заметим, в качестве ремарки, что по имеющимся оценкам бюджет недосчитал только в результате грубейших ошибок правительства при проведении компании по перерегистрации акцизных марок на алкоголь порядка 14 миллиардов рублей. Потрясающе! А на «Дети России» - 19. Леонид Рошаль говорит, что если ориентироваться на проблемы смертности и брать только родовспомогательные учреждения, то надо 700 миллиардов рублей. А получается при нынешнем раскладе - 200 миллионов. Для того, чтобы здравоохранение только существовало (без развития) на него должно расходоваться не менее 5-6% ВВП, у нас - не более 3-х. И мы с этим полностью согласны. И совершенно не согласны с министром. И вот почему.

Врождённые дефекты неизбежны, они были всегда. Порок развития - страшный приговор для родителей. Среди врождённых пороков развития пороки сердца занимают 3-е место после аномалий опорно-двигательного аппарата и центральной нервной системы, однако в структуре летальности, связанной с пороком развития, они находятся на первом месте. По общепринятой статистике врождённые пороки сердца имеют частоту 8 на 1 000 новорождённых. По официальным данным, за последние 5 лет в России зарегистрирован общий рост врождённых пороков сердца (ВПС) у детей раннего возраста в 1,5 раза.

По данным, озвученным заведующим отделением неотложной хирургии ВПС у детей раннего возраста НЦ ССХ им. Н.А. Бакулева Константина Шаталова в России ежегодно рождается около 25 тысяч детей с врождённым пороком сердца, из них до 70% нуждаются в операции сразу после рождения либо до первого года жизни, а остальные в возрасте до 5 лет.

Если исходить из естественной летальности, то 47% детей погибают к 6-летнему возрасту, причём основная масса летальных исходов (70% детей родившихся с ВПС) приходится на первый год жизни, а 35-40% из них не доживают до 1 месяца. Остальные переживают этот критический период, однако прогрессирование сердечной недостаточности и другие осложнения приводят к смерти в более позднем возрасте или тяжёлой инвалидности.

Единственно возможным методом коррекции ВПС является хирургическое лечение.

Целесообразность хирургической коррекции ВПС именно в раннем возрасте объясняется ещё и следующими причинами:

1. У детей с ВПС, прооперированных в раннем возрасте, практически не успевают развиться вторичные осложнения.

2.Сохраняются большие компенсаторные возможности сердечно-сосудистой системы, что значительно облегчает реабилитацию в послеоперационном периоде.

3.Сводится к минимуму психологическая травма ребёнка, связанная с операцией.

4.Дети идут в школу физически более крепкими и подготовленными, у них появляется перспектива полноценной жизни.

5.Экономическая выгода, связанная со снижением периода инвалидизации таких детей и ухода родителей за больным ребёнком.

А теперь - самое важное. Современный уровень сердечно-сосудистой хирургии в 97% случаев позволяет полностью восстановить здоровье ребёнка при условии его своевременного помещения в специализированную клинику. Вот почему современная кардиохирургия направлена именно на раннюю коррекцию ВПС.

Кроме этого, уменьшение смертности детей с ВПС напрямую зависит от своевременной перинатальной диагностики, которая с одной стороны должна привести к сокращению рождаемости детей с тяжёлым пороком (ранняя диагностика и прерывание беременности), с другой - к возможно более ранней и эффективной хирургической коррекции.

То есть возможности и немалые есть. А как обстоят дела на самом деле?

В настоящее время в России выполняется не более 22% от необходимого числа операций больным детям с ВПС, а детям раннего возраста - не более 15%. В результате в очереди на ( срочную!) операцию с диагнозом ВПС - 120 тысяч детей. Константин Шаталов обращает внимание на то, что «...у нас есть дети 13, 14, 15 лет с врождённым пороком сердца, - такого нет ни в одной стране мира». По его же данным в России от ВПС ежегодно умирает до 60 тысяч детей.

Причины этой страшной статистики разные - от административных до материальных.

В сегодняшней России оплатить операцию детям с ВПС (стоимость её от $5-8 тысяч до $20 и даже выше) могут только 5% родителей. Что же касается стоимости хирургического лечения новорождённого ребёнка со сложным ВПС то в Европе она составляет 35-40 тысяч EURO , а в США - $100-120 тыс, что существенно усложняет ситуацию с лечением, хотя в России существует 5 центров, в которых проводятся и такие операции. Из 100% детей с ВПС бесплатную квоту от государства получают только 30%, как правило, в больших городах. Огромная очередь на кардиостимуляторы, искусственные клапаны. Катастрофически не хватает оборудованных мест в специализированных центрах и клиниках. Директор департамента медико-социальных проблем семьи, материнства и детства Минздравсоцразвития РФ Ольга Шарапова в качестве одного из важных факторов детской смертности назвала печальное состояние родильных домов и их неспособность к выхаживанию недоношенных детей и малышей, родившихся с тяжёлыми патологиями. На одну тысячу родившихся положено иметь 4-ре реанимационных койки при родильных учреждениях, у нас в стране их в два раза меньше. Не хватает 3 500 коек. Стоимость одной такой койки - 675 тысяч рублей. Кроме того, в России всего 28 областных перинатальных центра. По данным доктора Леонида Рошаля не хватает ещё 70 центров, на создание которых нужно 140 млрд. рублей. Нельзя не отметить и нехватку квалифицированных кадров в этой системе.

В беседе с журналистом доктор Леонид Рошаль на вопрос корреспондента - почему из телеэфира и с газетных страниц то и дело раздаются призывы собрать деньги на операцию больному ребёнку, сказал: «Это фашизм. Есть высокотехнологические методы лечения, которые очень дорого стоят. И на них существуют так называемые квоты. Например, клиника или институт может произвести 1000 операций в год, а государство оплатит из них только 200. Остальные - за счёт пациентов. Ещё человек 200 могут оплатить сами. А другие продают квартиры, собирают деньги у родственников, занимают у знакомых...Но часть из них вообще не может собрать деньги. Значит, они или их дети должны умирать? Да, некоторые виды лечения стоят больших денег, но если их неоткуда взять, тогда надо менять Конституцию...».

В сложившейся ситуации на помощь приходят люди, которым небезразлична судьба больных детей.

Так, компания «ТрансТелеКом» 27 сентября на пресс-конференции, организованной коммуникационным агентством «Деловая лига», заявила о начале реализации комплексной благотворительной программы «Детские сердца ТрансТелеКома» в год благотворительности в России. Программа рассчитана до 2010 года, её цель -оказание помощи тяжелобольным детям с сердечно-сосудистыми заболеваниями из малоимущих семей, которые нуждаются в своевременной диагностической, профилактической и оперативной помощи. Партнёром программы выступает Региональный благотворительный общественный фонд «Детские сердца», который берёт на себя администрирование программы. Компания «ТрансТелеКом» уже помогла провести операции четверым детям с ВПС и профинансировала поездку диагностической бригады кардиологов в Кабардино-Балкарию.

А вот пример огромного значения своевременных дородовых исследований. Читинский областной консультативно-диагностический центр. Отчёт за 1-е полугодие 2004 г. Ультразвуковая диагностика у плода. В отчётном году возросло на 12,5% число электрокардиографических исследований плода. Всего за год проведено 455 исследований и выявлено 16 клинически значимых врождённых пороков сердца, 6 из которых сложные, приводящие к тяжёлой инвалидности и/или смертности (2 случая двухкамерного центра - очень редкий порок). Из 6 случаев 2 выявлено на сроке 24-25 недель и беременности прерваны, остальные диагносцированы только на 30-38 неделях беременности в связи с поздним обращением или направлением пациенток.

Приведем мнение специалистов НЦ ССХ им. А.Н. Бакулева РАМН Беспаловой Е.Д,, Тюменевой А.Э., Синьковской Е.С: «...Внедрение в акушерскую практику внутриутробной диагностики ВПС обосновано с экономической точки зрения, так как повышение точности диагностики сложной фетальной патологии способствует снижению показателей неонатальной смертности, что значительно уменьшает число детей-инвалидов с ВПС и снижает расходы, которые несёт государство по их содержанию».

За 4 года фонд «Детские сердца» собрал миллион долларов частных пожертвований. На эти средства были прооперированы 230 детей.

Благотворительная программа «Линия жизни» за два прошедших года собрала около 4-х миллионов долларов, что позволило спасти более 750 детей в разных регионах страны.

Конечно, перед этими людьми надо снять шляпу и низко поклониться. Но почему благотворительность должна идти туда, где должно быть 100% присутствие государства, его головная боль и забота. Помогать в тех случаях, где операция уже невозможна, там, где нужно собрать средства для нуждающихся, помочь престарелым, -там да.

В беседе с журналистами, комментируя выступление Л. Рошаля на заседании правительства министр М. Зурабов подчеркнув, что в целом ситуация с младенческой смертью в стране улучшается, заявил: « В дальнейшем правительство будет также принимать меры, чтобы снизить уровень смертности до европейского уровня»...

По нашему мнению, как раз ни в коем случае нельзя позволять и дальше именно так принимать меры.



 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

« Пред.   След. »


EnglishFrenchGermanItalianRussianSpanish
Последние комментарии
© Олег Султанов, 2005-2017
Перепечатка материалов только с согласия автора
Rambler's Top100 Дизайн и верстка -
AuroraScorpio © 2007