Олег Султанов


Девичья Башня, г. Баку
г. Усинск г. Москва
14.08.2022 г.
Главная arrow Публикации arrow Жизнь общества arrow ВОПРОСЫ К ПРЕЗИДЕНТУ. НАСТОЯЩЕМУ И БУДУЩЕМУ
Главное меню
Главная
Биография
Публикации
Контакты
Оставить отзыв
Старая версия сайта
Карта сайта
Южный Кавказ
Статьи
Новости региона
JoomlaWatch Stats 1.2.7 by Matej Koval

Countries

72.6%CHINA CHINA
23.9%UNITED STATES UNITED STATES
2%CANADA CANADA
0.5%GERMANY GERMANY
0.2%UNITED KINGDOM UNITED KINGDOM
0.2%RUSSIAN FEDERATION RUSSIAN FEDERATION
0%AUSTRALIA AUSTRALIA

Visitors



ВОПРОСЫ К ПРЕЗИДЕНТУ. НАСТОЯЩЕМУ И БУДУЩЕМУ Печать E-mail
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
Автор Леонид БЫКОВСКИЙ, Олег СУЛТАНОВ   
14.11.2006 г.
Оглавление
ВОПРОСЫ К ПРЕЗИДЕНТУ. НАСТОЯЩЕМУ И БУДУЩЕМУ
Страница 2
Не можем не отметить ещё одного момента, касающегося воззрений, гражданской и нравственной позиций М. Зурабова. В ходе заседания правительства 20 июля детский врач, член Общественной палаты Леонид Рошаль комментируя данные, озвученные главой Минздравсоцразвития, заявил, что официальная статистика детской смертности в России занижена по сравнению с фактическими показателями. Михаил Зурабов отмечал, что в России наблюдается снижение младенческой смертности, так в 2005 г. этот показатель составил 11 человек на 1 тысячу родившихся, а в 2003 г. он составлял 12,4 человек. Леонид Рошаль, возражая, заявил, что, руководствуясь европейской методикой расчётов, показатель младенческой смертности составляет 20. По европейской методике (принята ВОЗ в 1948 г.) должна регистрироваться смертность младенцев, вес которых не превышает 500 г. В России с 1992 г. реанимационные действия применяются к детям весом от 1 кг. С 1992 г. медицина ушла далеко вперёд. Да, вытаскивание глубоко недоношенного ребёнка обходится в 250-300 раз дороже, но морально оправдано со всех сторон. Например, в Чехии снижение показателей перинатальной смертности с 20,4 на 1000 новорождённых в 1975 г. до 4,2 в 2000 г. являются предметом гордости всей нации. Наш же министр совершенно спокойно заявляет, что «...В международной практике, действительно, есть другая система учёта, когда ребёнок при рождении регистрируется весом от полукилограмма...», и далее приводит опыт Японии, где долго изучали этот вопрос и пришли к выводу, что 40-50% детей, родившихся с таким маленьким весом, становятся инвалидами. «Вопрос дискуссионный, но учёт детей в России ведётся на основании решений 1992 года», сказал далее министр.

Что это? Цинизм или полное непонимание?

А вот мнение доктора медицинских наук, профессора, заведующей лабораторией Научного Центра здоровья детей РАМН Риммы Игнатьевой: «...Лишь в 1992 году, мы, наконец, признали, что сердцебиение, пульсация пуповины и движения произвольных мышц ребёнка наряду с дыханием являются признаками жизни. Но этим, к сожалению, всё и кончается. Действующий сегодня приказ Минздрава РФ №318 фактически узаконивает возможность подтасовки важнейших демографических показателей. В отличие от всего мира в России перинатальный период начинается не с 22-й недели беременности и веса плода 500 г, а с 28-й и 1000 г. Будто у русских женщин беременность течёт иначе».

На вопрос, что это может быть всего лишь вопрос классификации? Римма Игнатьева возражает «...Нет, эти критерии порой определяют судьбу человека. Ребёнка весом до 1000 г, умершего в первую неделю жизни, не регистрируют в загсе, он не попадает в статистику. Нет даже закона, обязывающего медиков бороться за жизнь таких детей. Никто особенно и не борется, за исключением перинатальных центров. Теперь давайте посмотрим статистику. По официальным данным в 2000 году в России 14 743 из 18 111 детей, весящих от 500 до 1000 г, то есть 81,4% якобы родились без признаков жизни. Позвольте в этом усомниться! Доказано, что роды в срок 22-28 недель беременности чаще всего вызваны патологией, которая не приводит к внутриутробной гибели плода. И его дальнейшая судьба зависит от выхаживания».

Далее Римма Игнатьева продолжает: «Думаю, что не менее 10 тысяч детей появились на свет с признаками жизни и требовали интенсивных реанимационных мероприятий в родильном зале. Однако, из-за отсутствия современного оборудования их просто записали в мёртворождённые, чтобы не портили статистику. Теперь возьмём ещё один «интересный» показатель. За год родились 18 111 детей весом от 500 до 1000 г, 7 686 детей весом 100-1500 г и 19 163 - от 1500 до 2000 г. Вас не удивляет провал во второй категории? Объясняю: акушеры-гинекологи просто занижают вес недоношенных детей... По действующим в России законам дети, появившиеся на свет с 22 по 28 неделю беременности и весящие меньше 1000г, считаются поздними выкидышами. За их жизнь никто не несёт ответственности...Поэтому врачи тихой сапой «переводят» детей из пограничной группы в 1000 - 1200 г, в нижнюю бесправную категорию...Наши глубоко недоношенные дети не имеют элементарных гражданских прав, даже права на медицинскую помощь. В рамках обязательного медицинского страхования средства выделяются только на зарегистрированных граждан...А неучтённого ребёнка де юре просто не существует...».

О подтасовках «знают все, кто связан с системой родовспоможения. Юридически бесконтрольный период между 22 и 28 неделей беременности, эти 42 беззаконных дня, выгоден всем снизу доверху - врачу, зав. отделением, гл.врачу детдома, руководителям районных, городских и областных органов здравоохранения, министру. И, наконец, правительству, которое держит ответ перед обществом. В эту яму можно свалить слабую оснащённость роддомов оборудованием, ошибки врачей, нерадивость персонала...».

Аморально всё это? Безусловно.

Мы считаем, что при выработке самых срочных мер по борьбе с этим детским недугом не должно существовать никаких материальных проблем. С одной стороны правительство уже заявляет о возможности создания фонда будущих поколений (мы и предлагаем спасение части этого поколения). С другой, выражает серьёзное опасение в связи с тяжёлой демографической ситуацией, забыв, очевидно, что ребёнка мало родить, нужно ещё, чтобы ребёнок выжил и вырос здоровым, а у нас здоровых не более 30%. С третьей, - теряет походя порядка 14 млрд.долларов из-за неуклюжей алкогольной компании по перерегистрации акцизных марок или выделяет порядка 100 млн. евро (по 20 в год) на размещение логотипа Газпрома на футбольных майках немецкой команды, хотя мы считаем, что на купленных на эти средства реанимационных койках он выглядел бы куда достойнее. Поэтому общество имеет право в принципе не слушать правительственные отговорки о недостатке средств. Вводите налог на покупку предметов роскоши, проводите инвентаризацию активов и имущества чиновников, по объемам не соотносящихся с официальной заработной платой и конфискуйте их в пользу больных детей, реально боритесь с «откатами», достигающих астрономические суммы... Резервов тьма...

Приведём мнение академика, Президента РАМН Михаила Ивановича Давыдова: «...Мы твёрдо, железно стоим на позиции бесплатной медицинской помощи, считаем, что в нашей стране другого быть не может!... Никто в России, за исключением разве что очень узкого олигархического круга, не способен оплатить такие счета. И значит, сохранение бесплатной медицины в стране...есть вопрос жизни и смерти.

Во всём мире государство усиливает свою роль именно в социальном обеспечении и здравоохранении. В Норвегии в 2001 г. закрыли последнюю частную клинику, и на весь мир было объявлено: с частным здравоохранением покончено. Государство полностью берёт здоровье народа под свой контроль.

Другое дело - право на дополнительные частные медицинские услуги. Если вы сверх богатый человек, вы за свои миллионы можете выбирать любое лечение - это ваши проблемы. Такие услуги в ограниченном объёме оказываются и в нашем центре. Вырученные от этого деньги идут на бесплатное лечение для всех...»

Мы просим всех, имеющих отношение к данной проблеме высказать своё мнение. Особенно хотелось бы выслушать мнение: академика, президента РАМН Михаила Давыдова, детского доктора, члена Общественной палаты Леонида Рошаля, президента Ассоциации детских кардиологов России М. Школьниковой, заведующего отделением неотложной хирургии ВПС у детей раннего возраста НЦ ССХ им. А.Н. Бакулева Константина Шаталова, заведующей лабораторией Научного Центра здоровья детей РАМН Риммы Игнатьевой, исполнительного директора фонда «Детские сердца» Екатерины Бермант, и всех, кому небезразличны поднятые нами проблемы.

Обобщив материал, мы уверены, что не только можно, но и необходимо в экстренном порядке в качестве первого, неотложного шага, вне всяких грандиозных и перспективных программ, принять вполне конкретные и адекватные сложившейся ситуации меры, спасая при этом многие детские жизни. Вот они.

 

Предлагается.

1.Признать раннюю диагностику и совершенствование помощи детям с сердечно-сосудистой патологией приоритетными направлениями детского здравоохранения. На период до начала строительство новых перинатальных центров (по планам Минздравсоцразвития с 2008 г.) организовать создание и систематический выезд бригад кардиологов для перинатальной диагностики в отдалённые регионы. Обеспечить для этого соответствующее финансовое обеспечение, учитывающее и закупку необходимого дополнительного оборудования для этих бригад. Организовать создание и ведение территориальных регистров детей с ВПС.

2.На личный счёт (карточку) каждого ребёнка с ВПС в рамках государственного медицинского страхования заложить средства, необходимые для проведения хирургической коррекции и последующего лечения.

3. Проанализировать возможность оперативного увеличения мест (коек) для лечения больных детей с ВПС в уже существующих центрах и клиниках с целью возможности их максимальной загрузки. Выделить для решения этой задачи необходимые средства для закупки недостающего оборудования и оплаты труда специалистам. И только по результатам этой работы принять решение о строительстве новых объектов.

4.Для обеспечения максимального сокращения очереди, обратиться к другим странам с просьбой о выделения квот на проведение операций детям с ВПС. Профинансировать и организовать лечение детей за рубежом.

5. Обеспечить создание дополнительно к имеющимся - 3 500 реанимационных коек в родильных отделениях. Произвести инвентаризацию оборудования в имеющихся перинатальных центрах и провести их дооснащение недостающим оборудованием. Оценить потребность в создании дополнительных областных и межрайонных перинатальных центров, обратив особое внимание на возможность их развёртывания на первом этапе на базе уже существующих медицинских учреждений. Выделить в экстренном порядке средства и организовать проведение дополнительного обучения персонала, особенно для условий выхаживания недоношенных детей, родившихся с тяжёлыми патологиями и проведения реанимационных мероприятий.

6.Создать специализированный фонд для проведения дорогостоящего лечения особо трудных заболеваний у детей, обеспечив его финансирование по линии бюджетных средств и за счёт привлечения других источников, включая самую активную работу по взаимодействию государства с бизнесом в этом важнейшем социальном проекте.

7.Перейти на европейскую методику расчётов младенческой смертности. Обеспечить строжайший контроль и ответственность за представляемые данные.

8.Выделить средства на совершенствование и разработку современных методов лечения других пороков развития.

9.С учётом реализации данных мероприятий откорректировать соответствующие программы в этой области.

А теперь вопрос к президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину: Считаете ли Вы, г-н президент, необходимым и возможным реализацию таких конкретных предложений в самые кратчайшие сроки? Если да, то какие распоряжения будут сделаны? Если нет, то по каким причинам. Позицию министра здравоохранения и социального развития мы уже знаем.

Спасибо.

Аналитическая группа «Московской правды»

30 октября 2006 года

Для оценки действительного положения дел приведём только два из многих трагических случаев.

Российский Фонд Помощи ( www. rusfond. ru). Письма для читателей.

Рита Буракова, 10 месяцев от роду, врождённый порок сердца, спасёт эндоваскулярная операция.

Внимание! Фонд «Русский дар жизни» (США) внёс $ 2 500. Не хватает 119 400 руб.

Мне 23 года, у меня на руках двое малышей и мать-инвалид. С мужем развелась три года назад, тогда сынишке был год. Я пыталась спасти семью, и мы вновь сошлись. Но я забеременела, меня уволили из таксопарка, я работала там диспетчером, а муж, когда Рита родилась ушёл совсем. На сына даёт 500 рублей в месяц, а дочь не признал. В три месяца в сердце Риты услышали шумы и предложили срочно оперировать. Девочка перестала развиваться и прибавлять в весе, по ночам плачет. У неё синюшность и одышка даже в покое. Врачи обещают закрыть порок, не разрезая дочке грудь, по-новому, но на это нужны огромные деньги, а мы вчетвером живём на мамину пенсию в 1552 руб и 420 руб детского пособия. Декретных, конечно нет...Я вымотана. Если честно, не знаю как жить. Марина Буракова, Томская область.

 Ведущий специалист НИИ кардиологии Томского НЦ РАМН Сергей Иванов: «У Риты большой дефект межпредсердной перегородки, а в мышечной части межжелудочковой их несколько. Есть надежда, что мелкие дефекты со временем закроются сами, а большой лучше закрыть эндоваскулярно, через сосуды. У девочки есть шанс стать здоровой».

Для спасения Даши Клоковой не хватает 2 082 220 руб.

Как считает главный детский кардиолог Волгоградской области Галина Кореновская, «Даше Клоковой с её тетрадой Фалло и стенозом лёгочных артерий требуется немедленное оперативное лечение: девочку неоднократно оперировали в Институте Бакулева, но, к сожалению, улучшений нет. В последнее время состояние Даши резко ухудшилось. Участились одышечно-соматические приступы, они сопровождаются самопроизвольным мочеиспусканием. Даша всё реже самостоятельно ходит, всё чаще мама носит её на руках».

Мама Даши Татьяна Клокова вышла на немецких врачей. Помочь берётся клиника детской кардиохирургии Университета Аахена (Северный Рейн - Вестфалия). Девочке предстоит стационарное обследование и операция. Немцы выставили счёт на 72 тыс. EURO (2   404   685 РУБ.). В стоимость входит пребывание в клинике «с сопровождающей персоной» 17 суток и полный пансион. Здесь есть русскоязычные менеджеры.

В Российском фонде помощи за все наши неполные десять лет это самая трудная история. Трудная, потому что самая дорогая, просто шоковая цена спасения. Дороже ещё не бывало. Обычно наши истории не зашкаливают за $ 60 тыс. Похоже трудным был разве случай с 12-летней Людой Фомичёвой из Москвы в 2004 г. Ей требовалось $ 101 649 на операцию в Бельгии. Нас выручил один московский банкир, вложив до публикации $ 50 тыс. Но тогда после поддержки нашего партнёра «Ингосстраха» цена спасения для читателей опустилась до «привычных и нестрашных» $ 28 646, и вся сумма была собрана.

Дорогие друзья! Клоковым не на кого больше рассчитывать. После вклада «Ингосстраха» в $ 11 500 стоимость спасения в Германии составит 2 082 220 руб. Мы очень боимся оттолкнуть вас этой суммой - и очень рассчитываем на вас. Дорог буквально каждый рубль. Мы открыли сберкнижку Татьяне Клоковой в московском Сбербанке для рублёвых пожертвований. Клиника готова принять переводы от 5 тыс. EURO . Все реквизиты и счёт есть в Фонде.

Московская правда 09, 10 и 14 ноября 2006г.



 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

« Пред.   След. »


EnglishFrenchGermanItalianRussianSpanish
Последние комментарии
© Олег Султанов, 2005-2022
Перепечатка материалов только с согласия автора
Rambler's Top100 Дизайн и верстка -
AuroraScorpio © 2007