Олег Султанов


Девичья Башня, г. Баку
г. Усинск г. Москва
17.11.2017 г.
Главная arrow Публикации arrow Политика arrow Война слов, или Чем журналист отличается от шпиона
Главное меню
Главная
Биография
Публикации
Контакты
Оставить отзыв
Старая версия сайта
Карта сайта
Южный Кавказ
Статьи
Новости региона
JoomlaWatch Stats 1.2.7 by Matej Koval

Countries

39.2%RUSSIAN FEDERATION RUSSIAN FEDERATION
32%UNITED STATES UNITED STATES
5.8%CANADA CANADA
4.8%AZERBAIJAN AZERBAIJAN
4.4%AUSTRALIA AUSTRALIA
2.2%FRANCE FRANCE
2%KUWAIT KUWAIT

Visitors

Today: 5


Война слов, или Чем журналист отличается от шпиона Печать E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
Автор Олег Султанов   
10.09.2009 г.

Олег СултановМосквич С. Пестов прислал в адрес «Столичного криминала» любопытное письмо. В нем Степан Владленович отмечает, что его внимание привлекли некоторые страницы изданной пару лет назад книги Евгения Стригина «Борис Березовский и лондонский штаб».

Приведем часть письма читателя:

«...Всегда уважал авторов «Столичного криминала» да и в целом газеты «Московская правда» за принципиальность, честность и смелость. Но на днях дали почитать толстенную книгу Е. Стригина об отщепенце Б. Березовском, и мое мнение об одном из ваших авторов в корне изменилось; я понял, что ваша газета пригревает людей спецслужб, которые не брезговали работать против провокатора Березовского фактически его же провокационными методами. А ведь журналист должен стоять над любыми схватками, даже если она - между государством и конкретными персоналиями, которым ненавистно это государство. Вот что пишет Стригин в своей книге в главе «Противодействие подрывной деятельности Березовского»:

«В самом конце 2002 года появилась информация о том, что журналист Олег Султанов якобы самостоятельно на пару месяцев сумел проникнуть в окружение Березовского и получил там предложение принять участие в написании книги, бичующей Путина и спецслужбы. Потолкавшись во французском отделении Лондонского штаба, Султанов после предложения срочно вылететь к Березовскому в Лондон выехал в Москву, где публично разоблачил некоторые акции и конкретных лиц.

Конечно, версию о самостоятельности Султанова выдвинуть можно. Можно также с пеной у рта доказывать ее.

Однако есть несколько «но». Во-первых, все это типично для деятельности спецслужб. А накопленный опыт такого рода акций сам подталкивает спецслужбы на новые.

Во-вторых, журналистское «прикрытие» использовалось спецслужбами уже не раз (точнее, множество раз) и очень удобно для рыцарей плаща и кинжала.

В-третьих, «журналист» потратил много сил, времени и средств. А для СМИ получен слишком небольшой материал, неадекватный затратам...

В-четвертых, если бы «журналист» действовал абсолютно самостоятельно, то ему особенно опасаться Березовского не было оснований. Ни формально - юридически, ни по сути в Лондоне ему не могло быть предъявлено сколько-нибудь серьезных «обвинений», так как не было доказательств...

А вот если бы он действовал по заданию спецслужб, то доказательства могли быть найдены, и отвечать бы уже пришлось перед британским правосудием, а потому ездить в Лондон не стоило...».

Вот я и спрашиваю сейчас, каким образом такие опытные газетчики, как главный редактор «Московской правды» Шод Муладжанов и редактор «Столичного криминала» Эрик Котляр, проглядели в своих журналистских рядах спецслужбиста О. Султанова? Пишет он, конечно, неплохо, я бы даже сказал, лихо, и часто поделом критикует Кремль, российские спецслужбы, но...

Таких людей, я знаю, учат всему основательно; если надо, сегодня они журналисты, а при необходимости станут кем угодно, даже вашими душителями.

Да и в Интернете об этом слишком уж оперативном журналисте много разной информации, в том числе и негативной.

Вы, господа редакторы, не опасаетесь растерять своих читателей из-за наличия сотрудников такой закваски?

...Знаю, что мое письмо на страницы газеты не попадет, и не обижаюсь на вас, понимая, что вам ссориться со спецслужбами не с руки. Но просто в таком случае не надо с пафосом вещать на многотысячную аудиторию, поучая ее высоким моральным принципам».

Как видите, уважаемый Степан Владленович, Ваше письмо мы опубликовали и, не ограничившись этим, предлагаем Вам и другим читателям диалог Эрика Котляра (далее - Э. К.) с обозревателем «Московской правды» Олегом Султановым (далее - О. С.).

Итак, разговор на тему

«Журналисты и спецслужбы»...

Э. К.: - Тебе слово, Олег. Читатель Пестов и писатель Стригин почему-то полагают, что ты - чужеродный элемент в нашем газетном организме...

О. С.: - Бить себя в грудь, оправдываться, словно невинная институтка, я не буду, равно как и утверждать, что над моей седой головой нимб. История, которую упоминает читатель и затронул литератор Стригин, несколько лет назад действительно понаделала много шума в нашей и зарубежной прессе. До сих пор на некоторых сайтах в интернете висят грубо состряпанные некоторыми моими западными бывшими коллегами инсинуации в мой адрес, согласно которым весьма широко и вольно варьируется мой «служебный» статус - от агента КГБ - ФСБ, намеренно засланного во Францию и Швейцарию, до соучастника убийства депутата Госдумы Сергея Юшенкова. Активно реагировать на подобный бред я счел делом недостойным. С другой стороны, вполне объяснимо, почему команде Б. Березовского было необходимо обозначить меня именно в качестве секретного сотрудника российских спецслужб. Идет, мол, за нашим современным «Герценом - Березовским» государственная охота, и В. Путин за деньги налогоплательщиков стремится свести личные счеты со своим бывшим соратником, не захотевшим принять новые правила.

Э. К.: - Но если прислушаться к весьма, кстати, резонным доводам Стригина, не мог же ты самостоятельно и полностью за свой счет пребывать два месяца в самом центре Европы?!

О. С.: - Ну, во-первых, не два месяца, а значительно больше. Начало всей этой журналистско-детективной истории было положено в марте 2002 года, а окончательно я вернулся в Россию в ноябре того же года. Затраты же «пришлось» возложить не на бюджет России, а на зарегистрированный в Нью-Йорке Фонд гражданских свобод, основанный в свое время самим Борисом Абрамовичем. Конечно, я был бы не против, если проведенное мною журналистское расследование оплатили бы спецслужбы РФ, щедро финансируемые нашим правительством, но, видимо, не судьба; я у них ничего не просил, а они мне ничего и не предлагали. Потому и пришлось прокрутить зарубежную комбинацию по козням Березовского за счет самого Березовского. Наглость, конечно, ранее невиданная ни в журналистике, ни в разведке, но зато сколько впечатлений! Да и читатели после той моей поездки во Французские Альпы очень много нового узнали о формах и методах, используемых ворюгами-олигархами для прорыва во власть. Меня, как и многих россиян, искренне возмутили озвученные Березовским его личные антироссийские позиции в стиле олигархических перепевов «а-ля Солженицын» темы «Как нам обустроить Россию». И буквально взбесило то, что именно эта, будем откровенны, неординарная личность вещает о спасении страны, которую сам же Борис Абрамович усиленно подталкивал к краху; да и ныне подталкивает, прикрываясь патриотическими словами.

Теперь относительно «журналистского прикрытия», о котором говорит Стригин. На момент отъезда из России я не состоял в штате ни одного российского СМИ, уволившись до этого из газеты МВД РФ «Щит и меч». Вернувшись с Запада, я в течение восьми месяцев не мог устроиться на работу, меня просто никуда не брали. Такое вот «прикрытие», хотя спецслужбы, насколько мне известно, в подобных ситуациях традиционно и весьма нескупо трудоустраивают свои кадры. Вглядись, Эрик, хотя бы, в дружные, тесно сплоченные ряды депутатов Госдумы...

Многим, наверное, помнится и пресс-конференция в Домжуре, на которой озвучили, что я проник на «поле» Березовского по легенде, разработанной в кабинетах газеты «Московский комсомолец». Были и телефильмы об этом на нашем ТВ, и многие публикации в России и на Западе.

Но ты, Эрик, - человек мудрый, и рассуди сам. Саша Хинштейн, который был ведущим указанной пресс-конференции, появился на свет в 1974 году.

Я в то время уже имел за плечами и университет, и практику командования ротой горных егерей в Советской Армии, и работу в оборонно-массовом отделе ЦК комсомола, и опыт профессионального социолога, и определенные знания о формах и методах деятельности внешней разведки СССР. Мне ли было заимствовать оперативный опыт у человека, который моложе моего старшего сына?

Э. К.: - Олег, секундочку, с момента о внешней разведке, пожалуйста, чуть поподробней. Может, не так уж был неправ Стригин и наш читатель...

О. С.: - Да, наверное, сейчас уже настало время поставить точку в пересудах семилетнего возраста о моей «принадлежности» к спецслужбам. Думаю, моя нынешняя работа в нашем солидном издании даже требует такого уточнения, а потому я читателю Пестову лишь благодарен за подсказанную тему о журналистах и спецслужбах.

...Когда я завершал учебу в университете, мне на самом деле предложили служить после вуза в Первом главном управлении (ПГУ) КГБ СССР, и начали даже готовить оформление меня в эту структуру внешнеполитической разведки страны. Но подчеркнули, что в силу каких-то, кстати, до сих пор мне неведомых обстоятельств и личных качеств, меня возьмут на службу только в качестве чистого нелегала. То есть никаких посольских, внешторговских и журналистских «крыш» не будет; просто через некоторое время Олег Султанов исчезнет и появится где-то далеко от Советского Союза в облике гражданина другого государства. Я был молод, не без искры авантюризма, и - согласился. К тому времени уже имел офицерское звание (военная кафедра университета), к которому скоро добавили и оперативный псевдоним. Мне было категорически запрещено даже подходить к зданию КГБ, и за всю свою жизнь я побывал в подведомственной ему службе лишь один раз - когда успешно прошел спецмедкомиссию для «работы в странах с жарким и влажным климатом». По медицинским показаниям требования у этой комиссии были зверскими, и прошедших ее людей, наверное, можно было направлять не только нелегалами за кордон, но и в космос...

Однако далее не сложилось, и в этом скорее всего был виноват я сам. Здесь подробности опускаю, так как они в то время касались оперативной разработки одного перспективного (в аспекте вербовки) молодого иностранца, который сейчас занимает у себя на родине очень высокий государственный пост.

Словом, плюнув на все эти шпионские страсти, завербовался офицером в Вооруженные силы, чуть позже стал офицером-аналитиком в МВД. Но за короткий период, который в моей жизни был связан с внешней разведкой, я невольно приобрел конкретный оперативный опыт и специфические знания, которые использовал во всей дальнейшей жизни. Ведь разрывая отношения с ПГУ, я дал подписку о неразглашении сути ставших мне известными методов и форм работы советской разведки. Но... О том, что я эти формы и методы не имею права использовать в личной жизни, меня никто не обязывал и не просил. Вот я их и использовал, сумев, не имея высшего журналистского образования (я - историк), утвердиться в журналистике, дошел даже до должности главного редактора ряда изданий на Крайнем Севере. Я был членом компартии и патриотом СССР, и их интересы ставил превыше всего еще со студенческой поры. С этим ничего не поделаешь; идейной закваске в то время уделялось большое внимание, и особенно густо ее замешивали для тех единичных экземпляров советских ребят, которым предстояло нелегально работать за рубежом. Скрывать такую ситуацию глупо, это было.

Но не стало Советского Союза, и мне никто не мог препятствовать в анализе окружающей действительности и поступков ее знаковых персоналий. Что я, собственно говоря, до сих пор и делаю, невзирая на то, где обитают эти персоны - в Москве, Лондоне, Женеве или, например, в Тегеране.

Э. К.: - Я понимаю так, что, подготавливая тебя в свое время к очень специфической службе за пределами Родины, тебе дали установку, как принято говорить в кругах разведсообщества, на вживание. Эта работа не состоялась. А ты вживался, но уже в нашу действительность. Сначала - в армейскую, потом - на Крайнем Севере, позже - в столице...

О. С.: - Абсолютно верно! Фактически социально-общественный «багаж», полученный мною в конце 60-х - начале 70-х годов ХХ века, выручал меня всю жизнь, за что разведке - мой низкий поклон. Уточню: советской разведке. А вот к российским спецслужбам я не имею никакого отношения, разве что они нередко становятся объектом моих критических публикаций.

Да и историю моих контактов с обитателями «логова» Березовского во Франции отчасти, я уверен, растиражировали не без помощи каких-то неизвестных мне сил в российских спецслужбах. Кому-то в «спецуре» было выгодно осветить меня (через весьма толстый намек на тонкие обстоятельства) именно как своего негласного сотрудника, так как самостоятельные контакты журналистов с врагами Кремля, ясное дело, для контрразведки являются лишней головной болью. То есть неким силам на Западе и в Москве после моего возвращения в Россию было выгодно, ради своих политических игр, выставить меня шпионом. Но я им не являюсь, я - журналист, ведущий войну словами как с некоторыми нашими нерадивыми реформаторами, так и с конкретными их коллегами на Западе. При этом стараюсь в рамках этой чисто идеологической кампании не выходить за пределы, дозволенные действующим законодательством. Поверь, Эрик, у меня и без того было предостаточно нервотрепки, когда после ухода Ельцина, убийства моего коллеги Игоря Домникова пришлось помотаться по разным далеким странам, чтобы не доставить кому-то радость овладеть неким фактурным материалом об экономических выкрутасах некоторых близких к Кремлю сырьевых компаний...

Э. К.: - Но, насколько помню, в печати промелькнуло, что ты тогда, еще за два года до поездки во Францию, вляпался в Швейцарии в какой-то шпионский скандал...

О. С.: - Вот видишь, и ты идешь на поводу у сплетен... Никуда я не вляпался! Просто проживающему в Швейцарии международному аферисту Филиппе Туроверу и его попечителю господину Амброзу Си Альму из весьма серьезного специального ведомства этой альпийской республики почему-то показалось, что если я критикую ряд позиций российской власти, то готов сотрудничать с западными спецслужбами. А я, журналист, взял да написал об их «интересном» предложении статью. Так кто вляпался в шпионский скандал, я или они? Кстати, факт их прямого вербовочного подхода ко мне до сих пор хранится в моей журналистской фонотеке, равно как и многие «душевные» беседы с подручными Бориса Абрамовича. Могу дать тебе послушать. Думаю, и самому Березовскому было бы интересно убедиться в том, как люди из его окружения стремятся добротно опустошить его и без того отощавший карман...

Повторю, Эрик, мое оружие - слова, и пишу я их не на бланках агентурных сообщений, а на газетных полосах. Да и вообще, когда-то меня «настраивали» на работу не в качестве агента, а профессионала, который будет создавать агентурные сети. А ты знаешь, что это большая разница...

Э. К.: - Согласен, что наша работа сродни службе в разведке. Мы также сначала собираем информацию, потом ее анализируем. Но у «джеймсов бондов» итог этой аналитической работы оформляется в доклад начальству, а у нас - в «доклад» читателям.

О. С.: - Конечно! Вот ты возглавляешь «Столичный криминал», но это же не означает, что ты негласно служишь в милиции. Хотя я уверен, что все скрытые от глаз общества нюансы оперативной деятельности МВД ты знаешь досконально. То же самое и у меня, но только по линии другого ведомства, о котором шла речь выше.

Э. К.: - Ой ли, Олег! Ты же прекрасно понимаешь, что бывших разведчиков не бывает...

О. С.: - Как и бывших журналистов! Потому что мы, журналисты, со спецслужбистами одного «племени», для выживания которого всегда необходимо выискивать всего лишь два «продукта» - информацию и мозги, чтобы ее анализировать.

К сожалению, после развала СССР со вторым продуктом в российских спецслужбах, да и в милиции тоже, ощущается, на мой взгляд, большая нехватка. Я считаю, что до сегодняшнего дня органы государственной безопасности и внутренних дел не полностью оправились после горбачевско-ельцинских потуг по их дискредитации и развалу.

Но об этом, если ты не против, в другой беседе, тему которой, надеюсь, нам подскажут читатели...

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

« Пред.   След. »


EnglishFrenchGermanItalianRussianSpanish
Последние комментарии
© Олег Султанов, 2005-2017
Перепечатка материалов только с согласия автора
Rambler's Top100 Дизайн и верстка -
AuroraScorpio © 2007